JAGUAR (whitejaguarclub) wrote in jaguarclub,
JAGUAR
whitejaguarclub
jaguarclub

Статьи Велкора Белса. № 12

Добрый день.
Очередная статья Велкора Белса:
ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ КВАНТОВОЙ МЕХАНИКИ
В. Белс

Очень надеюсь, что такое заглавие не испугает читателя, испытывающего внутреннее неприятие от всего, что в какой-то степени касается точных наук. В тексте он не встретит формул или каких-то сложных рассуждений. Наше обращение к физике объясняется тем, что, на настоящем уровне изложения материала, хотелось бы придать нашей модели Действительности больше прагматики, связав ее с современными научными представлениями. Хотелось бы показать, что наше видение Действительности – это не умозрительная игрушка, созданная автором для самого себя и, возможно, для группы его последователей, но система взглядов, базирующаяся на экспериментах, пусть и субъективных, которая может использоваться, как в ежедневной рутине, так и в построении научной картины мира. Практике бытового применения представленной идеологии, в свое время, будет уделено достаточно внимания. Целью этой и ряда последующих статей является проекция полученных знаний на плоскость современных научных воззрений. Первые шаги в этом направлении были сделаны в предыдущей статье, где была сформулирована двухкомпонентная модель и, на примере научно значимых проблем, были показаны ее объясняющие возможности /1/. Что же касается субъективного характера опытов, составивших основу наших представлений о Действительности, то в этом нет ничего криминального. В конечном счете, не так важно каким образом получена информация. Главное, чтобы она была достоверна.
Поскольку все, о чем мы говорили ранее, в основном, касалось глобальных аспектов Действительности, то и научное направление, на которое имеет смысл проецировать наши данные, также должно изучать проблемы того же масштаба. Поэтому в данной статье мы «примеряем» нашу модель к квантовой механике – научному направлению, призванному описывать законы микромира, образующего фундамент наблюдаемой реальности. Формат всей работы и этой статьи, в частности, не предполагает наличия у читателя углубленных знаний физики. Поэтому мы ограничимся предельно поверхностным, качественным представлением этого научного направления, сделав акцент только на одной, но идеологически очень важной проблеме.
Итак, квантовая механика описывает состояние микрообъектов, используя для этого уравнение Шредингера /2/. Его решением является волновая функция, представляющая из себя суперпозицию, т.е. сумму членов. Каждый из членов этой суммы описывает состояние, в котором может пребывать микрообъект. Исходя из вида решения (суперпозиция членов), было принято, что квантовый объект в один и тот же момент времени обладает всем набором состояний, объединенных решением уравнения, и что все эти состояния одномоментно реализованы в наблюдаемой реальности. Это свойство, полученное исключительно теоретически, исходя из интерпретации вида решения Шредингера, получило название «свойства суперпозиции».
Свойство суперпозиции является основой парадоксальности квантового мира. Дело в том, что в понятие «состояние» вкладываются, например, такие характеристики, как координата или направление движения частицы. Тогда, согласившись с принятой интерпретацией решения уравнения Шредингера, а значит и с принципом суперпозиции, мы должны признать, что одна и та же частица одновременно находится в различных точках пространства и летит во многих направлениях. Принять подобную ситуацию, по меньшей мере, трудно. Еще больше сомнений в правильности интерпретации решения вносят результаты экспериментов, о которых речь пойдет ниже.
Несмотря на предсказываемое теорией одновременное сосуществование множества состояний, в одном конкретном эксперименте всегда проявляется только одно из них. Но если проводить эксперименты многократно, то, в конце концов, проявятся все состояния из множества предсказанных. Предсказанные состояния неравноценны: они регистрируются в эксперименте с различной частотой, т.е. характеризуются различной вероятностью появления. Эти вероятности можно определить не только экспериментально, но и вычислить исходя из решения уравнения Шредингера. Результаты расчетов и экспериментов совпадают, что указывает на достоверность математики, заложенной в теорию. Но если это так, то не лучше ли просто забыть о сложностях понимания законов квантового мира и просто пользоваться математическим аппаратом, дающим правильные предсказания? Такой подход был бы абсолютно оправданным, если бы не одно «но». Где, в момент проведения опыта, пребывают все те состояния, которые предсказаны решением, но не фиксируются в конкретном эксперименте? В соответствии с интерпретацией квантовой механики, все они должны существовать в наблюдаемой реальности, причем, одновременно.
Сжатие множества предсказываемых состояний до одного, проявляющегося в конкретном эксперименте, называют редукцией волновой функции. Если бы речь шла о каком-то второстепенном свойстве микромира, его разрешение можно было бы спокойно отложить до будущих времен. Но свойство суперпозиции определяет одно из главных отличий законов микромира от законов наблюдаемой реальности. В наблюдаемой реальности, которую мы называем классической, каждый объект в каждый момент времени характеризуется только одним состоянием. В квантовом мире, в соответствии с интерпретацией решения уравнения Шредингера, каждый объект одновременно существует во многих состояниях. Редукция волновой функции, сжимая предсказанное множество состояний до одного, противоречит самому духу квантовой механики, выдвигающей свойство суперпозиции в качестве главного отличия мира классического от мира квантового. Поэтому вполне объяснимо внимание, которое до настоящего времени уделяется проблеме, возникшей почти век назад – проблеме редукции волновой функции.
Физика предлагает несколько вариантов объяснения редукции. Наиболее приемлемым считается тот, в котором редукция объясняется запутыванием - взаимодействием квантового объекта с окружением. Но, несмотря на существование подобных моделей, редукция волновой функции до настоящего времени так и не получила общепризнанного объяснения. Среди моделей, призванных объяснить причину возникновения редукции, особое место занимает гипотеза Эверетта, названная многомировой интерпретацией квантовой механики. Гипотеза была выдвинута в 50-х годах прошлого века, но в последнее десятилетие получила существенное развитие и дополнение в работах нашего соотечественника Михаила Менского /2/. Хотя в нашей первой статье /3/ мы уже упоминали о гипотезе Эверетта-Менского, еще раз кратко напомним ее суть.
Гипотеза базируется на, примерно, следующей логике. Многолетняя практика подтверждает достоверность расчетов, проводимых на основе уравнения Шредингера. Тогда, в соответствии с интерпретацией решения этого уравнения, должно быть место, где одномоментно присутствуют все те состояния, которые не зафиксировал эксперимент, но о существовании которых говорит теория. Эксперимент указывает, что в нашей реальности их нет. Чтобы объяснить эту ситуацию, вводится гипотеза, в которой предполагается, что все «потерянные» в эксперименте состояния все же существуют, но только не в нашей Вселенной, а в параллельных мирах. Эти миры несут в себе бесконечное множество вариантов состояний, в которых может пребывать наблюдаемая реальность, как целое. Также предполагается, что факт осознания, т.е. результат деятельности индивидуального сознания, является той причиной, которая «выдергивает» и тем самым активизирует в нашей реальности одну из множества альтернатив. При этом все остальные возможные варианты состояния нашей реальности все так же продолжают существовать, но в параллельных мирах. Так что, в соответствии с гипотезой Эверетта, редукции не существует, а есть не до конца понятая Действительность, включающая одновременное сосуществование множества миров, в которых «прячутся» от эксперимента предсказанные теорией состояния наблюдаемой реальности. Гипотеза Эверетта-Менского затрагивает только идеологию квантовой механики, по иному интерпретируя решение уравнения Шредингера. При этом полностью сохраняется, доказавший свою достоверность, ее математический аппарат.
Попытаемся найти объяснение феномену редукции исходя из наших воззрений. Но сначала напомним об одной из граней, отличающих представление о микрообъекте в физике и в нашей модели. Пусть, для определенности, речь идет о частице. Физика исходит из того, что частица всегда, целиком и полностью, принадлежит нашей Вселенной. В наших представлениях это не так: каждый объект наблюдаемой Вселенной и каждая частица, в частности, представляет собой многомировую конструкцию, у которой фрагменты, лежащие в различных Вселенных, связаны между собой «нитями» Буфера, которые мы отождествляем с сознанием. Для каждого микрообъекта эти «нити», а мы их еще называем «связями», образуют индивидуальный кокон частицы и являются хранилищем разрешенных ей состояний /4/. Упрощенным вариантом многомировой конструкции является наша двухкомпонентная корпускулярно-волновая модель, в которой частица являет собой объединение двух составляющих: корпускулярной, принадлежащей нашей реальности и волновой - кокона /1/.
Предположим, что уравнение Шредингера и его решение - волновая функция, описывают состояния, существующие не в нашем мире, а в другой реальности - в коконе. Оценим корректность этого предположения. Но вначале напомним читателю, возможно, полностью забывшему не пригодившийся в жизни школьный курс математики, о ее «всеядности». Одно и то же уравнение может описывать самые различные процессы и явления. Например, самое простое линейное уравнение может описывать процессы из экономики, биологии, физики, медицины и т.д. Разница состоит только в значениях и интерпретации смысла коэффициентов, входящих в это уравнение. Если вернуться к уравнению Шредингера, то это одно из типовых уравнений математической физики, предназначенное для описания волновых процессов, для которого коэффициенты подобраны таким образом, чтобы описывать состояния микрообъектов. Поскольку коконы обладают волновыми свойствами, то уравнение того же типа, что и уравнение Шредингера, должно подходить для их описания.
Кокон определяет список допустимых состояний микрообъекта. Это значит, что если существует уравнение, описывающее состояние кокона частицы, то его решение должно включать в себя именно эти характеристики. Как мы знаем, решение уравнения Шредингера задает список альтернативных состояний, в которых может пребывать микрообъект, а это значит, что уравнение Шредингера - это именно то уравнение, которое мы ищем.
С позиций нашей модели, множество допустимых состояний микрообъекта, хранящихся в связях, из которых «сплетен» кокон, должно состоять из двух частей, включая дискретную и непрерывную части. Дискретный спектр состояний частиц обусловлен существованием дискретного множества ячеек и связей с ними /4/. Непрерывный спектр состояний обусловлен связями с непрерывным спектром слоев в Приделе Света /4/. Но именно такой вид, в общем случае, имеет решение уравнения Шредингера, включая дискретную и непрерывную части.
И, наконец, самое главное. Уравнение Шредингера указывает на свойство одновременного сосуществования всех разрешенных состояний, но именно это мы и имеем в коконе. Кокон устойчив - воздействующие факторы только активизируют одну из «зашитых» в нем альтернатив, не влияя на содержание всего их множества. Так что предположение о том, что уравнение Шредингера подходит для описания волновой составляющей двухкомпонентной модели микрообъекта, видится вполне правомерным.
Итак, в рамках нашей двухкомпонентной модели мы пришли к следующему заключению. Уравнение Шредингера описывает волновую компоненту частицы, относящуюся к ненаблюдаемой в эксперименте реальности - кокону. Именно в нем зафиксировано множество состояний разрешенных микрообъекту. Для микрообъекта определенного вида это множество существует в неизменном виде до тех пор, пока существует сам микрообъект. В опыте меняется состояние только корпускулярной составляющей частицы, определенной в нашей реальности. Микрообъект появляется в нашем мире, имея одно из свойств, зафиксированных в его коконе.
В рамках предлагаемой интерпретации решения уравнения Шредингера, ни о какой редукции речь уже не идет: предсказанные теорией состояния никуда не исчезают, они были до эксперимента, сохраняются во время эксперимента и остаются после него в волновой компоненте частицы. Редукции волновой функции не существует, поскольку решение уравнения Шредингера относится к независящему от эксперимента устойчивому множеству альтернатив, находящемуся вне нашего мира. При этом то, что измеряется в эксперименте и меняется от опыта к опыту, относится исключительно к корпускулярной компоненте, «прописанной» в нашей реальности. При такой интерпретации полностью сохраняется весь разработанный и подтвержденный практикой математический аппарат квантовой механики. Сохраняется алгоритм вычисления параметров, регистрируемых в опытах и их числовые значения. Изменяется лишь понимание того, что определяет волновая функция, и что из себя представляет микрообъект.
С позиций нашей модели, конфликт, вносимый редукцией в квантовую теорию, определяется исключительно интерпретацией решения уравнения Шредингера. Она предполагает, что волновая функция описывает реально существующее множество состояний, и эта множественность входит в очевидный конфликт с единственностью наблюдаемого мира и результатами экспериментов. В рамках нашей двухкомпонентной модели нет одномоментного сосуществования состояний микрообъекта в нашей реальности: все они сосредоточены вне ее - в Буфере, тогда как в нашем мире в каждый момент времени всегда может быть проявлена только одна из возможных альтернатив.
В свое время, мы представили многомировую интерпретацию квантовой механики, разработанную Эвереттом и Менским, как наиболее близкую к нашей модели. Теперь у нас появилась возможность конкретно указать на общие положения и подчеркнуть отличия. Из характера приведенных выше рассуждений понятно, почему мы сопоставляем нашу модель и гипотезу Эверетта-Менского - в обоих случаях причины редукции волновой функции увязываются с существованием иных реальностей. И в этом мы полностью поддерживаем гипотезу. Но в наших картинах нет полного совпадения. И главное расхождение, тянущее за собой все остальные разночтения, заключается в том, что в экспериментах с сознанием, которые длятся уже не первую тысячу лет, автору не известно хотя бы одно указание на существование миров или каких-то иных параллельных образований со свойствами, предсказанными гипотезой Эверетта-Менского.
Гипотетические образования, называемые Эвереттовскими параллельными мирами, должны являться хранилищем всевозможных вариантов состояния наблюдаемой реальности, как целого. Подчеркиваем - как целого. Это значит, что в Эвереттовских параллельных мирах сформированы уже готовые к «употреблению» варианты состояния нашей Вселенной, отличающиеся друг от друга отдельными деталями. Так, например, два таких варианта могут отличаться направлением полета частицы или цветом пиджака экспериментатора. Работа сознания автоматически проявляет одну из заготовок Вселенной.
Наши эксперименты показывают, что алгоритм построения наблюдаемой реальности принципиально иной. С точки зрения автора, наш мир складывается, как мозаика, из отдельных свойств, сюжетов и т.д. Все элементы, фрагменты мозаики формируются в параллельных мирах. Данные о наличии и содержании этих фрагментов хранятся в Буфере. Каждое индивидуальное сознание, а им обладает все проявленное в нашем мире, способно (осознанно или бессознательно) активизировать в этом мире те фрагменты мозаики, которые присутствуют в их индивидуальных коконах. Если речь идет о живых существах, то осознанные или бессознательные действия, желания, мысли входят в перечень инструментов, активизирующих эти фрагменты. За счет них в каждый момент складывается новый образ наблюдаемой реальности. Каждый чих, каждый вздох, каждая мысль и эмоция притягивают в наш мир новый фрагмент мозаики. Но это всегда только фрагменты. Не существует заготовок нашей реальности, как целого.
Эксперименты показывают, что наполнение параллельных миров кардинально отличается от предполагаемого вида миров Эвереттовских. Параллельные миры – это только генераторы отдельных фрагментов, из которых собирается мозаика нашей реальности. При этом сами генераторы не являются дубликатами того, что они производят. На это указывают результаты всех, без исключения, экспериментов: ячейки и слои параллельных миров по свойствам никогда не имеют ничего общего с наблюдаемой реальностью и, почти всегда, принципиально отличаются по внешнему виду. Наглядным примером такой ситуации может служить электростанция, которая по внешнему виду не имеет ничего общего с генерируемым ею током и с тем, как впоследствии используются наработанные мощности.
Второй глобальной структурой, наполняющей мироздание, является Буфер. Он является переносчиком и хранителем информации, идущей из миров и, как показывают эксперименты, также не несет того, что приписывается Эвереттовским мирам. Но в мироздании нет ничего, кроме миров и Буфера. Если в них не удалось найти того, что делегируется Эвереттовским мирам, то, значит, таких образований просто не существует.
К такому выводу приводят результаты экспериментов, посвященных изучению параллельных реальностей, в которых участвовал автор, об этом говорит опыт коллег, экспериментирующих с измененными состояниями сознания, это подтверждают все известные автору публикации. Гипотеза Эверетта-Менского и следующий из нее вид параллельных миров - это только блестящее предположение, призванное объяснить феномен редукции и тем самым устранить идеологические проблемы квантовой механики. Но гипотеза не подтверждается опытами. У нас параллельные миры и полная картина мироздания - это результат экспериментов, пусть и субъективных, но согласующихся с тем, что наблюдали мы и наши предшественники во все времена в аналогичных опытах.
При этом автор отчетливо осознает: то, что в конкретных экспериментах не удалось обнаружить реальности, о которых говорит Эверетт, не может гарантированно доказать, что эти реальности, в принципе, не могут существовать. Возможно, для их обнаружения требуются иные условия проведения опытов или экспериментаторы, обладающие специфическими особенностями индивидуального сознания. Тогда в нашу картину Действительности придется вносить поправки. Но до тех пор, пока этого не произошло, представляется более корректным строить модели, опираясь на данные, проверенные опытом тысячелетий, пусть даже и в субъективных экспериментах. Тем более, что при этом достигается тот же результат, что и при использовании гипотезы Эверетта-Менского: в нашей интерпретации квантовой механики нам также удается избежать редукции волновой функции.
Из-за различий в содержании альтернатив, которые может активизировать сознание, по разному выглядит и влияние осознания на состояние наблюдаемой реальности. В гипотезе Эверетта-Менского осознание является глобальным механизмом, определяющим состояние наблюдаемой Вселенной, способным влиять на все аспекты ее существования. Для нас осознание в том варианте, как оно проявлено для современного человека – это, в основном, ментальная процедура, обусловленная связями со Смежным миром. Смежный мир – это одна из вспомогательных реальностей, лежащих между Приделом Света и нашим миром, чей потенциал воздействия на Действительность и наш мир, в частности, весьма ограничен. Это отчетливо прослеживается на хорошо известных примерах. Так, например, человечество долгое время было абсолютно уверенно в том, что Земля плоская, но это никак не повлияло на форму планеты. Умирают люди, о здоровье которых говорилось только в превосходных степенях, и выздоравливают те, от которых отказались врачи, и которых заранее похоронили окружающие. Только Придел Света, а вместе с ним и надсознательные планы, определяют содержание и свойства наблюдаемой реальности и Действительности в целом. Для того, чтобы осознание носило глобальный характер, оказывая влияние на все аспекты Действительности, в его сферу должно быть включено все то, что на настоящий момент принадлежит планам бессознательного. С этого момента мысль и осознание становятся эквивалентными действию, позволяя, например, ходить по воде и делать из воды вино.
А теперь обратимся к следствиям, вытекающим из нашей картины Действительности и предложенной интерпретации квантовой механики. Выше мы установили, что информация о состоянии квантового объекта, заложенная в его коконе, может быть «распечатана» с помощью уравнения Шредингера. Но двухкомпонентная модель говорит о том, что у всех объектов наблюдаемой Вселенной есть кокон, и он несет те же функции, что и для объектов микромира - это хранение разрешенных состояний. При этом кокон любого объекта - волновое образование, содержимое которого так же может быть описано уравнением типа уравнения Шредингера. Из этого следует, что, подобрав соответствующим образом коэффициенты в этом уравнении и решив его, мы сможем получить множество разрешенных состояний для любого наперед заданного объекта.
Представленный выше подход не имеет исключений и ограничений. Подобным образом можно получить множество допустимых состояний растения, животного, человека, планеты и всей наблюдаемой Вселенной. Во всех этих случаях инструментом описания волновой компоненты является уравнение типа уравнения Шредингера. Поскольку означенное уравнение составляет математическую основу квантовой механики, то, в зависимости от сферы приложения предлагаемого подхода, можно было бы прийти к созданию квантовой ботаники, квантовой зоологии, биологии, медицины, психологии, астрономии и т.д. и т.п. В этот перечень могла бы войти и квантовая космология, но это научное направление уже существует и успешно развивается несколько десятилетий, увязывая в единый узел законы микромира и наблюдаемой Вселенной. Сам факт существования столь нетривиальной научной дисциплины не может не поражать. И то, что мы абсолютно формально пришли к обоснованию ее существования, исходя исключительно из логики двухкомпонентной модели, является еще одним аргументом в пользу ее конструктивности и достоверности.
А теперь еще одно следствие, логично вытекающее из всего сказанного выше. Мы пришли к выводу, что уравнение типа уравнения Шредингера подходит для описания кокона - индивидуального сознания произвольного объекта. Этот вывод может послужить отправной точкой для формализации науки о сознании, приведя к математической теории, в чем-то созвучной с квантовой механикой. В этой ситуации, уже сделанные попытки перебросить мостик между сознанием и микромиром /1/, видятся еще более оправданными и логичными. Заметим, что многолетняя успешная практика использования квантовой механики может существенно ускорить процесс создания математической теории сознания. С другой стороны, результаты экспериментов с сознанием, увиденные через призму квантовой механики, могут позволить более глубоко и совершенно по иному осветить законы микромира.
В двухкомпонентной модели мы расширяем привычную картину Действительности, дополнив наблюдаемую реальность Буфером. Но при этом оказывается, что уравнение Шредингера, изначально предназначенное для работы в нашем мире, оказывается пригодным и вне его. Эта ситуация видится очень показательной. Она позволяет предположить, что все мироздание базируется на единых математических закономерностях, которые, так или иначе, проявляются в каждой из реальностей. При этом математика, в целом, предстает, как один из наиболее эффективных инструментов познания Действительности.


Список литературы.
1. Белс В. Двухкомпонентная модель.
2. Менский М.Б. Человек и квантовый мир. Фрязино: «Век2», 2005.-320с.
3. Белс В. Нечто.

С уважением, ЯГУАР
Tags: Сознание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments