JAGUAR (whitejaguarclub) wrote in jaguarclub,
JAGUAR
whitejaguarclub
jaguarclub

Статья № 11

Добрый день.
Продолжаю публикацию статей Велкора Белса.
ДВУХКОМПОНЕНТНАЯ МОДЕЛЬ
В. Белс

В предыдущих статьях мы, самыми общими мазками, нарисовали картину Действительности. Ее главное отличие от общепринятой состоит в том, что она опирается на существование параллельных реальностей, определяющих основные свойства и вид нашей Вселенной. Взаимосвязанность реальностей у нас проявлена самым непосредственным образом: каждый объект наблюдаемого мира является частью многомировой конструкции, фрагменты которой объединены Буфером. Но мы слишком мало знаем о параллельных мирах для того, чтобы создать полномасштабную многомировую модель, адекватно отображающую всю структуру объекта на всех планах его существования. На настоящий момент это сложно сделать даже на качественном уровне. Поэтому построим более простую, наглядную и прагматичную модель, призванную перебросить мостик между реальностями. Эта модель должна выполнить роль инструмента, позволяющего «прорисовать» более мелкие детали на полотне Действительности и «закрасить» отдельные «белые пятна» на карте знаний, относящихся к нашей реальности.
С этой целью оставим в картине Действительности наблюдаемую реальность и связи, с помощью которых обеспечивается контакт между мирами. Но все множество связей, доставляющих информацию, наработанную в параллельных мирах и влияющую на наблюдаемую реальность, находится в Буфере. Поэтому в нашей упрощенной модели Действительности мы оставим только две компоненты, одна из которых - наша реальность, а другая - Буфер.
С этого общего плана описания Действительности легко совершить переход к модели конкретного объекта, «прописанного» в нашей реальности. Она также включает две компоненты. Первая из них отвечает той части объекта, которая принадлежит нашей реальности, непосредственно наблюдается и регистрируется в объективных приборных экспериментах. Будем называть эту часть объекта его физическим телом или просто телом. Вторая компонента - это индивидуальный кокон /1/ объекта, принадлежащий Буферу - другой реальности и потому непосредственно не наблюдаемый и не регистрируемый в приборных опытах. В коконе сходятся все связи, объединяющие тело объекта с параллельными мирами. Кокон является носителем индивидуального сознания объекта и одновременно выполняет функцию хранителя потенциально возможных для объекта состояний. Будем называть такое представление объекта его двухкомпонентной моделью, объединяющей две параллельные реальности - наблюдаемый мир и Буфер, а вместе с ними тело объекта и его кокон. Достоинства такого описания очевидны: оно позволяет непосредственно не рассматривать другие миры, но при этом эффективно учитывает их существование, оставив в модели кокон, а значит и все значимые для состояния объекта связи.
В одной из предыдущих статей /1/, мы пришли к заключению, что Буфер, а вместе с ним и кокон, обладают волновыми свойствами. Это позволяет говорить о коконе, как о волновой компоненте объекта. При этом другая его компонента, целиком принадлежащая нашему миру, должна обладать всеми свойствами, которые присущи предметам, проявленным в наблюдаемой реальности. Эта компонента должна подчиняться классическим законам, справедливым для наблюдаемой Вселенной. Если речь идет о частице, то компонента, принадлежащая нашему миру, должна обладать свойствами, характерными для корпускул - малых по размеру материальных образований. Так что, по отношению к объектам микромира, наша двухкомпонентная модель имеет статус корпускулярно-волновой.
Необычное словосочетание «корпускулярно-волновой» появилось в физике в 20-х годах прошлого столетия, когда Луи де Бройль ввел понятие корпускулярно-волнового дуализма. Его суть состоит в том, что каждому микрообъекту, каждой материальной частице де Бройль поставил в соответствие определенную длину волны. С этого момента в физику прочно вошло понимание дуального характера микрообъектов, сочетающих свойства корпускул и волн. Свойству корпускулярно-волнового дуализма будет посвящена отдельная статья. В настоящий момент мы только хотим обратить внимание на существование явных параллелей между взглядами де Бройля и нашей двухкомпонентной моделью, в которой у каждого физического тела так же есть своя волновая компонента. Но если де Бройль говорил о корпускулярно-волновом дуализме только применительно к микромиру, то мы адресуем двухкомпонентную модель к гораздо более широкой предметной сфере - ко всем объектам наблюдаемой Вселенной. У каждого из них всегда присутствуют две компоненты: принадлежащее нашей реальности: физическое тело и кокон. Макроскопические образования, безусловно, не похожи на корпускулы. И все же. Желая отчетливо продемонстрировать преемственность наших результатов с воззрениями де Бройля, будем позиционировать двухкомпонентную модель, безотносительно к размеру и уровню сложности объекта, как корпускулярно-волновую.
Прежде, чем двинуться в сторону дальнейшей детализации модели, определим порядок этого движения. В нашей реальности исходным «строительным блоком» вещества является частица. Поэтому все дальнейшие заключения первоначально ориентированы именно на простейшего представителя нашего мира – частицу и только потом переносятся на структурно более сложные образования. Для отдельной частицы представим конкретный механизм, увязывающий в единую систему наш мир и Буфер: две реальности, являющиеся носителями корпускулярных и волновых свойств. Проще всего это можно сделать с помощью аналогии.
Представьте себе, что по воде бежит волна, а на волне находится пузырь. Вода - это аналог Буфера, отдельная волна - аналог кокона, пузырь - аналог частицы. Пузырь - это то, что мы наблюдаем в нашей реальности в экспериментах, и что проявляет себя, как корпускула. Волна - это другая реальность, это то, что мы не в силах зафиксировать непосредственно. Ее наличие проявляется только косвенно. Пузырь всегда привязан к волне, являясь своего рода «наездником», а волна - носителем. Из аналогии отчетливо видна взаимосвязь между пузырем и волной: пузырь всегда вторичен по отношению к волне, его появление в том или ином месте волны, его размеры и прочие свойства всегда зависят от того, что происходит в самой волне. Пузырь может менять размеры, исчезать в одном месте и появляться в другом, но он никогда не может оторваться от волны, которая его порождает. Если меняется конфигурация волны, если она интерферирует с другой волной, то все эти изменения влияют только на область возможного появления пузыря. Область, где, в принципе, может появиться пузырь-частица, всегда определяется размером и конфигурацией волны.
Пузырь - это неоднородность, возмущение, вздутие на поверхности волны. Вздутие пузыря соответствует появлению частицы в наблюдаемой реальности. Появление пузыря - это реакция кокона на воздействия самого разного толка, которые могут иметь место в нашей реальности, в Буфере, в параллельных мирах. Множество факторов, воздействующих на волну, в принципе, неустранимо. Они действуют постоянно. Из-за этого Буфер, в целом, и каждый индивидуальный кокон, в отдельности, всегда находятся в состоянии неустойчивого равновесия. Пузырь исчезает, когда в области кокона устанавливается определенный баланс сил. Но как только равновесие нарушается, пузырь появляется вновь. Нарушение равновесия факторов, воздействующих на коконы, обусловливает появление пузырей-частиц в нашей реальности и, как следствие, существование наблюдаемого мира, как такового.
Буфер - это многослойное образование. Поэтому в каждом коконе, как части Буфера, присутствуют все его слои. Но значимость слоев для разных миров неравнозначна - для каждой из Вселенных главная роль отведена только одному - «своему» слою /3/. Для нашей Вселенной это седьмой слой, для Древнейшего Хаоса - шестой, для Серединного Хаоса - пятый и т.д. Смысл этой выделенности состоит в том, что пузырь вздувается только на теле «своего» слоя. При этом остальные слои не менее важны, доставляя пузырю свойства, которые не может породить «свой» слой. Приведем пример. Предположим, что в нашей реальности мы наблюдаем разноцветные пузыри, имеющие самую разную форму. Также допустим, что «свой» слой порождает только бесцветные круглые вздутия. Тогда, в рамках разделения обязанностей, другие слои будут выполнять роли «маляра» и «скульптора», придавая вздутиям форму и цвет. О реальном содержании свойств, которые привносят в нашу Вселенную другие слои Буфера, а значит и другие миры, мы уже говорили раньше /4/.
Напомним, что кокон является носителем множества состояний, в которых может пребывать пузырь. Если пузырь постоянно меняет состояние, то кокон и «зашитое» в него множество альтернатив устойчивы и вполне конкретны для частицы данного вида. Если сохраняется сама частица, то сохраняется и кокон, несущий список соответствующих связей и свойств. Если изменился список разрешенных свойств, то это уже другая частица, у которой иной кокон. Если вздутие на поверхности кокона исчезло в одном месте и появилось в другом, то это новое положение обязательно предопределено списком альтернатив, хранящихся в коконе.
Кокон образован множеством индивидуальных связей. Все они обладают волновыми свойствами и интерферируют между собой. Результатом этого процесса является формирование в коконе некоего ядра. Если кокон, в целом, можно сравнить со спрутом, чьи «щупальца» охватывают все мироздание, то его ядро - это волновой пакет, имеющий размеры сравнимые с размерами тела объекта. Мы указали на существование ядра потому, что пузырь может возникнуть не в любой точке кокона, но только в его ядре. В контексте данного цикла статей нас, в основном, интересует не кокон вообще, а только та его часть, где пересекаются реальности, т.е. ядро кокона. Поэтому везде ниже, говоря о коконе, мы будем понимать, что речь идет именно о его ядре.
Кокон с пузырем, в рамках нашей аналогии, моделирует двухкомпонентную структуру частицы. Исходя из такого представления, любое макроскопическое образование также являет собой двухкомпонентную структуру, в которой, проявленное в нашей реальности тело, синтезировано из пузырей-частиц и представляет собой, своего рода, «большой пузырь». Синтез пузырей сопровождается интерференцией их коконов, в результате чего образуется кокон макроскопического тела. Так что макроскопическое тело в наблюдаемой реальности - это «большой пузырь», это вздутие на волновой компоненте макрообъекта, на его коконе. У кокона каждого макрообъекта есть ядро, и оно тоже ограничено в размерах. Предельный вариант наблюдаемого «большого пузыря» - это наша Вселенная, которая является вздутием на седьмом слое Буфере. Все параллельные миры - это так же вздутия, но на других слоях Буфера.
Кокон (ядро кокона) - это волновой пакет, размер которого можно характеризовать некоторой эффективной длиной волны. Оказалось, что размер кокона и, соответственно, эффективная длина волны однозначно связаны с энергией тела, которому они принадлежат. В свое время де Бройль ввел закономерность, в соответствии с которой энергия частицы и соответствующая ей длина волны связаны обратно пропорциональной зависимостью: чем больше энергия частицы, тем меньше соответствующая ей длина волны и наоборот. В нашем случае связь между размером кокона и энергией материального «наездника» (микроскопических или макроскопических размеров) та же, что была введена де Бройлем: чем больше энергия материального тела, тем меньше эффективная длина волны, тем меньше размер кокона и наоборот. Наименьшая энергия - у отдельной частицы, и поэтому ей соответствует наибольший размер кокона. У макроскопических тел, являющихся объединением многих частиц, энергия больше и, соответственно, меньше размер коконов. Но, в любом случае, размер кокона никогда не может быть меньше размеров тела, с которым он связан. В пределе, кокон в точности повторяет размер и форму тела, что имеет место для всех макроскопических образований и человека, в частности.
Соотношение размеров кокона и тела объекта определяет ряд важных свойств. Рассмотрим случай, когда размер пузыря много меньше размеров кокона. Под влиянием факторов, действующих на кокон, на его поверхности появляется вздутие. Эти воздействия постоянно меняются, и вместе с ними меняется реакция кокона - вздутие исчезает в одном и появляется в другом месте его поверхности. Возмущения кокона могут буквально «швырять» пузырь по его объему. При таком поведении тела, не представляется возможным говорить о траектории движения вздутия. Скорее можно говорить о том, что пузырь мерцает в объеме кокона, исчезая в одних и появляясь в других точках. Подобная картина является примером «волнового поведения» тел, и она характерна для микрообъектов.
Для макрообразований, являющихся скоплением огромного числа пуырей-частиц и имеющих энергию значительно превышающую энергию отдельной частицы, эффективная длина волны и размер кокона совпадают с размерами самого тела. Хотя кокон и волновая компонента существуют у каждого объекта и существуют всегда, для макрообразований тело не в состоянии заметно проявить волновые свойства. Кокон, как чулок обтягивает тело, одновременно «пропитывая» его сердцевину, и положение макротела всегда однозначно увязано с положением его кокона. Поэтому, в стандартных для нашей реальности условиях, для макротел мерцание невозможно. Если тело и перемещается, то только вместе с коконом. В этом случае мы имеем дело с классическим поведением, типичным для наблюдаемой классической реальности, в которой у каждого тела есть определенная траектория движения. Чуть выше мы сказали о «стандартных условиях». О том, как их можно нарушить и что от этого можно ожидать, мы поговорим в отдельной статье.
В первых статьях цикла /2/, говоря о Буфере, мы подчеркивали присущее ему свойство «всепроникновения». Теперь содержание этого свойства становится очевидным: частицы, из которых состоят макротела, являются просто возмущениями Буфера. Поэтому он естественным образом пронизывает все и вся, поэтому от него не может укрыться ничто из того, что происходит в мирах
Совпадение геометрических характеристик коконов и тел макрообъектов обеспечивает выживание последних в нашей реальности. Только в этом случае бессознательные волновые реакции, которые всегда присутствуют в любом макрообъекте, никогда не смогут спонтанно сместить его, как целое, в объеме кокона, что наблюдается при волновом поведении частиц. Даже если из кокона пройдет команда на резкое пространственное смещение тела, «большой пузырь» все равно останется на месте, поскольку подобные перемещения возможны только в объеме кокона, который совпадает с очертаниями тела. Совпадение геометрических характеристик кокона и тела позволяет живым существам быть скоординированными и иметь отточенные двигательные навыки. Это свойство дает возможность полностью исключить спонтанные двигательные реакции, обусловленные наличием волновой компоненты. Нетрудно представить, к чему могло бы привести проявление волновых свойств у макротел, если бы размеры коконов и тел отличались друг от друга.
Кокон может перемещаться. Поскольку он пространственно привязан к объекту, скорость движения объекта и кокона совпадают. В нашей Вселенной эта скорость не может превышать скорости света. Оставаясь в рамках двухкомпонентной модели /1/, мы обычно говорим только о нашей реальности и Буфере. Но параллельные Вселенные существуют, и тела в них также окружены коконами. Скорости движения тел и соответствующих им коконов в параллельных мирах так же совпадают. Из экспериментов удалось выяснить, что максимальная скорость перемещения коконов и тел в параллельных Вселенных превышает скорость света. Эта скорость становится все больше, по мере движения к вершине иерархии миров. В верхних слоях Придела Света скорость перемещения коконов и соответствующих им тел становится бесконечно большой.
Причина, обусловливающая такие отличия в свойствах параллельных Вселенных, состоит в том, что каждый из миров «вырастает» из своего «фундамента», «своего» слоя Буфера. Свойства «своего» слоя определяют характеристики пузырей, которые он порождает, а потому и основные физические характеристики тел в мирах, где эти пузыри проявились. Так, например, вздутия на нашем седьмом слое Буфера порождают элементарные частицы, из которых «лепятся» атомы, молекулы, макротела. При этом пузыри на других слоях Буфера, из которых «взрастают» параллельные миры, порождают не элементарные кирпичики-частицы, но структурно законченные объекты. Представляется, что столь кардинальная разница в свойствах различных слоев Буфера и порождаемых ими пузырей, вполне оправдывает существование резких отличий в максимально возможных скоростях перемещения тел в разных Вселенных.
А теперь, на примере решения конкретных проблем, продемонстрируем объясняющие возможности двухкомпонентной модели. Выше мы говорили о двух «стилях» поведения - волновом и классическом. Мы увидели, что для микрообъектов характерно волновое поведение, при котором состояние частицы-пузыря меняется постоянно и непредсказуемо. Непредсказуемость состояния частицы-пузыря обусловлена тем, что мы пишем картину Действительности с использованием двухкомпонентной модели. В ее рамках мы намеренно забываем о существовании параллельных миров, генерирующих конкретные факторы, влияющие на состояние всего Буфера, отдельных коконов и пузырей-частиц. От параллельных реальностей в двухкомпонентной модели осталось только «зашитое» в коконе недифференцированное множество альтернатив, в которых может находиться пузырь. Все причинно-следственные связи, порождающие конкретные возмущения в коконах, остались вне поля зрения вместе с параллельными мирами. При таком описании Действительности процедура «выбора» одной из альтернатив, а вместе с ней и состояние пузыря после означенного «выбора» оказываются, в принципе, неопределенными. В такой ситуации не остается ничего другого, как согласиться с непредсказуемостью конкретного состояния, в котором может оказаться пузырь-частица в определенный момент.
Представленная выше картина, в которой состояние пузыря и сам факт его возникновения обусловлены постоянным действием бесконечного множества факторов, не поддающихся аналитическому учету и осмыслению, приводит к следующему заключению. Оставаясь в рамках двухкомпонентной модели, мы никогда не сможем точно предсказать состояние микрообъекта, но всегда будем вынуждены использовать статистические методы и говорить только о вероятности появления в нашем мире частицы-пузыря в определенном состоянии.
Вывод о принципиальной невозможности точного предсказания состояния микрообъекта в рамках двухкомпонентной модели очень важен. Дело в том, что именно на таком языке говорит квантовая механика - раздел физики, изучающий законы микромира. Но далеко не всеми этот язык был принят, как должное. Дискуссия о причинах, обусловливающих вероятностный характер описания микромира, велась не один год. В дискуссии приняли участие все отцы-создатели квантовой механики, а ее зачинателями были два выдающихся физика: Нильс Бор и Альберт Зйнштейн. Одна сторона считала, что язык вероятностей обусловлен недостатком знаний о микромире, и к ним относился Альберт Эйнштейн. Другая сторона полагала, что случайность - это визитная карточка микромира.
Исходя из нашей картины Действительности, мы должны поддержать точку зрения Эйнштейна. Дело в том, что квантовая механика учитывает существование только нашей реальности, тем самым выбрасывая из рассмотрения воздействующие факторы, спрятанные в параллельных мирах. Выше, на примере двухкомпонентной модели, мы показали, что в подобной ситуации всегда возникают непреодолимые трудности с предсказанием состояния микрообъекта в конкретной ситуации. Но такое положение дел обусловлено не объективными законами Действительности, а только содержанием математических моделей, которыми мы ее описываем. Представляется, что в рамках полномасштабной модели объекта, учитывающей действующие факторы на всем множестве миров, можно будет точно предсказывать состояние пузыря-частицы в каждой конкретной ситуации.
И еще один пример использования двухкомпонентной модели, демонстрирующий ее объясняющие возможности применительно к наблюдаемой реальности. Допустим, что мы захотели полностью «обездвижить» корпускулярную компоненту частицы-пузыря. Пусть для этого мы изолировали ее от всех действующих в нашем мире сил и поместили в термостат при температуре абсолютного нуля. Но, даже сделав это, мы все равно никогда не сможем изолировать частицу от возмущений, имеющих место в ее волновой компоненте. Нестабильность Буфера принципиально неустранима, поскольку обусловлена жизнедеятельностью не только наблюдаемой Вселенной, но всего мироздания. Из-за этого кокон будет постоянно возмущаться, а пузырь будет проявлять признаки волнового поведения, мерцая в объеме кокона. Поэтому, исходя из двухкомпонентной модели, полностью «обездвижить» частицу принципиально невозможно. Такой же вывод следует из решения уравнения Шредингера, описывающего квантовый мир. В дальнейших статьях мы покажем, что соответствие наших прогнозов с выводами физики микромира не случайно – двухкомпонентная модель хорошо согласуется с математическим аппаратом квантовой механики.
Двухкомпонентная модель объекта - это прагматичная, упрощенная модель, позволяющая избежать описания параллельных миров с их фантастическим наполнением и, возможно, очень сложной метрикой. Введя ее, мы добились решения поставленной задачи – спроецировали модель Действительности на более рациональный уровень, позволяющий перейти от общих описаний к рассмотрению вполне конкретных задач.
Из общности двухкомпонентного представления следует, что полное, адекватное математическое описание любого объекта, наблюдаемого в нашей реальности, должно учитывать наличие двух компонент в его структуре: корпускулярной и волновой. Понятно, что далеко не в каждой задаче это нужно делать в явном виде, например, вводя систему уравнений, предназначенных для описания каждой из компонент в отдельности. Но, возможно, что в отдельных случаях для полноты картины может потребоваться такой подход. Если говорить о более точном моделировании Действительности, то в его основе должны лежать представления об объектах, как о многомировых конструкциях. В настоящее время мы бесконечно далеки от таких построений. Но даже упрощенная двухкомпонентная модель, как это было продемонстрировано выше и будет показано в следующих статьях, позволяет понять и объяснить многие загадочные явления в наблюдаемой реальности.
Двухкомпонентная модель мягко и естественно вписывается в существующую научную парадигму. Она не отрицает содержание уже найденных закономерностей, относящихся к наблюдаемой Вселенной, но только дополняет картину Действительности: модель вводит в нее новые компоненты, по-иному интерпретируя уже известные факты и предлагая иной взгляд на механизмы, формирующие наш мир.



Список литературы.

1. Белс В. Ячейки, слои, коконы и наблюдаемая реальность.
2. Белс В. Нечто.
3. Белс В. Жизненный цикл мироздания.
4. Белс В. Миры и Абсолют Света.

С уважением, ЯГУАР.
Tags: Сознание
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments