JAGUAR (whitejaguarclub) wrote in jaguarclub,
JAGUAR
whitejaguarclub
jaguarclub

Статья № 20

Дорогие друзья!
Интерес к статьям Велкора Белса растет и я начинаю снова активно их публиковать.
Вашему вниманию:

В ПОИСКАХ ЕДИНСТВА
В. Белс


Идея о существовании единой платформы, порождающей и объединяющей весь наблюдаемый мир, насчитывает не одну тысячу лет. Ее существование поддерживается исключительно интуитивными ощущениями и самыми общими взглядами на окружающую реальность: не существует прямых экспериментов, однозначно указывающих на справедливость этой точки зрения. Тем не менее, ее поддерживают те, кто постигает Действительность, полагаясь на приборы. Ее также придерживаются и те, кто ищет истину, заглядывая в глубины собственного сознания. Первые опираются на, так называемый, объективный эксперимент. Вторые – на опыт субъективный. На сегодняшний момент превалирует точка зрения, в соответствии с которой только объективный эксперимент способен приблизить к пониманию реально существующих закономерностей.
Однако, практика убеждает, что правильно проведенный и корректно интерпретированный субъективный эксперимент отражает такие же объективные данные о Действительности, как и приборный опыт. Объективные и субъективные эксперименты приближают нас к одной истине, но движение это происходит с разных сторон. Наука, на основе объективных, приборных опытов, познает Действительность, изучая непосредственно наблюдаемый мир. Эзотерика идет к той же цели, используя субъективный эксперимент, позволяющий погрузиться в другие компоненты Действительности – Буфер и параллельные миры, недоступные для непосредственного восприятия и приборов. Автор уверен, что корректное объединение этих подходов позволит кардинально ускорить движение человечества к адекватному осознанию Действительности.
В этой статье мы, в самых общих категориях, попытаемся указать на общность и различия в картине Действительности, к которой приводят означенные выше альтернативные подходы. Также мы сделаем попытку сформулировать основные задачи и место субъективных экспериментов в процессе познания Действительности.
Если обратиться к материалам, представленным в предыдущей статье /1/, то они полностью поддерживают справедливость ожиданий, направленных на поиск единых корней всего сущего. В нашей картине Действительности началом и источником Всего является Абсолют Света – сознание в своей наивысшей форме. Процедура творения мироздания включает в себя формирование Буфера, который также является сознанием, на базе которого возникает система материальных миров, включающая наблюдаемую реальность.
Буфер – это иная реальность, отгороженная от нашего мира. Поэтому он в принципе ненаблюдаем в приборном эксперименте, а о его существовании можно судить только по косвенным признакам или исходя из результатов субъективных опытов. Субъективный эксперимент утверждает, что факт существования наблюдаемой Вселенной является косвенным проявлением деятельности глобального сознания. Субъективный эксперимент приводит к осознанию Всего, как множества различных состояний единого творящего сознания. Этот результат составляет главное содержание идеи о единстве всего сущего.
Хотя субъективный эксперимент указывает на существование множества параллельных материальных образований - миров, дальше мы будем говорить только о том, что нас интересует в первую очередь – о наблюдаемой реальности. Вторым обязательным элементом в нашей картине Действительности является Буфер – непосредственно ответственный за рождение нашего мира. Мы отличаем Буфер от миров, как идеальное от материального, хотя все составляющие мироздания являются не более, чем различными состояниями сознания. Далее будем говорить о Действительности, как о двухкомпонентном образовании.
Со времен сформулированной Альбертом Эйнштейном специальной теории относительности, физика моделирует непосредственно наблюдаемый мир в виде четырехмерного образования. Оно называется пространство-время и объединяет в единый комплекс три пространственных и одну временную координату. В этом смысле о наблюдаемой реальности говорят, как о четырехмерном пространстве-времени. При этом чисто пространственных координат три. В рамках тематики, которой посвящена эта статья, нас, в первую очередь, интересуют только пространственные переменные. Поэтому мы будем говорить о нашем мире, как о трехмерном образовании, забыв о четвертой координате - времени. В соответствии с этой договоренностью, многомерными будем называть объекты, характеризующиеся числом пространственных координат, превышающим тройку.
Субъективный эксперимент позволяет осознать не только сам факт существования среды, ответственной за возникновение и свойства проявленного мира - Буфера, но и определить его отдельные свойства. Так, например, результаты опытов говорят, что Буфер является многомерным образованием, т.е. имеет повышенную, по отношению к наблюдаемому трехмерному миру, пространственную размерность. Те же эксперименты указывают на наличие у Буфера волновых свойств.
Существование единой основы, порождающей наблюдаемый мир, но скрытой от непосредственного восприятия, проявлено в свойстве, получившим название корпускулярно-волновой дуализм /2/. Хотя обсуждению этого свойства мы посвятили отдельную статью, позволим себе кратко напомнить о его содержании. Его смысл состоит в том, что частицы регистрируются в приборных опытах только, как корпускулы. При этом в их поведении одновременно проявляются свойства типичные только для волновых объектов. Совмещение несовместимого – одновременное проявление корпускулярных и волновых свойств, составляет смысл феномена.
Субъективный эксперимент утверждает, что причина столь необычного свойства как раз и обусловлена существованием единого начала, породившего наблюдаемый мир, но скрытого от глаз наблюдателя. В реальности, к которой принадлежит Буфер, ничего похожего на корпускулы быть не может. Буфер – это только волны. В реальности, к которой принадлежит наш мир, частица – это только корпускула. Буфер вбрасывает в наш мир корпускулы, но при этом оставляет за собой ответственность за законы их существования в нашей реальности. В Действительности, объединяющей Буфер и наблюдаемую реальность, частица – это корпускула, которая перемещается по законам волны. Оставаясь за кулисами наблюдаемого мира, Буфер проявляет свое существование в виде дуальных свойств объектов микромира.
Под флагом поиска единых закономерностей, лежащих в основе Всего, уже многие десятилетия работают ведущие физики мира. На языке физики обретение этого единства соответствует созданию теории, позволяющей объединить все известные фундаментальные взаимодействия /1/. Развитые к настоящему времени модели, отчасти подтверждают эти ожидания. На их основе удалось увязать между собой все взаимодействия, за исключением гравитационного.
В большинстве современных физических моделей путь к объединению взаимодействий в рамках одной общей теории прокладывается через представления о существовании многомерных пространств – пространств, имеющих размерность, превышающую тройку /3,4/. По мнению ведущих специалистов, наиболее развитой и многообещающей теорией, использующей подобные представления, является теория суперструн или просто струн. Теория получила такое название в силу того, что поведение и свойства частиц в сверхмалых объемах моделируются уравнением математической физики, описывающим колебание струны. Колебание струны – это волновой процесс, но и частица ведет себя в нашем мире так, как это характерно для волн. Это дает основание использовать уравнение колебания струны для описания микрообъектов. Создавая подобные, подчас, в известной мере умозрительные математические конструкции, физики стараются подобрать такую модель частицы, которая позволила бы, пусть и абсолютно формально, описать свойства объектов микромира, наблюдаемые в экспериментах.
Если вернуться к струнам-частицам, то, как объект математического моделирования, от обычных струн они отличаются тем, что являются многомерными объектами: их пространственная размерность превышает тройку. Пространственные измерения струн-частиц от четвертого и выше принято называть дополнительными.
Существуют варианты теории, в которых число дополнительных измерений такой суперструны варьируется в широчайшем диапазоне – начиная с одного и кончая десятками и даже сотнями. Столь широкий разброс параметров, закладываемых в варианты теории, говорит только об одном: выбор величины дополнительных измерений носит, отчасти, случайный характер. Причина возникновения подобной ситуации вполне очевидна – эксперименты, результаты которых питают фантазию теоретиков, не дают достаточной информации, позволяющей выбрать конкретную величину, характеризующую число дополнительных измерений.
Заявление о существовании дополнительных измерений входит в очевидный конфликт с трехмерностью непосредственно наблюдаемого мира. Чтобы избежать столь явных нестыковок теоретических предпосылок с очевидными фактами, вводится предположение о том, что дополнительные измерения существуют только в очень малом объеме, окружающем частицы. За его пределами, ограниченными так называемым радиусом компактификации, все повышенные размерности становятся неактуальными, переставая существовать для наблюдателя. Теория говорит, что радиус компактификации столь мал, что в прямом эксперименте «прощупать» соответствующий ему объем невозможно. Это заявление выводит дополнительные измерения за рамки наблюдаемых параметров, а частица, как предмет эксперимента, предстает перед наблюдателем стандартным представителем нашего мира, характеризующимся тремя пространственными и одной временной координатой.
Оставаясь в рамках самых общих представлений, сравним картину Действительности, заложенную в струнную теорию, с тем, о чем говорят данные наших экспериментов. В теории суперструн дополнительные измерения, хотя и не регистрируются в эксперименте, являются неотъемлемыми фрагментами частицы. Как и сама частица, они принадлежат наблюдаемому миру. По сути, теория утверждает, что в нашей реальности на малых расстояниях пространство меняет метрику, становясь многомерным.
Что касается субъективного эксперимента, то его результаты говорят о том, что присущая нашему миру непосредственно воспринимаемая трехмерность сохраняется на всех масштабах. В этом вопросе результаты субъективного эксперимента противоречат предположению о существовании дополнительных измерений, заложенному в теорию струн. Но есть и определенная общность во взглядах. В нашей модели Действительности все же присутствует многомерное образование, характеризующееся волновыми свойствами - Буфер. Наличие указанных свойств, как у Буфера, так и у струны, дает основание сопоставлять наши взгляды со струнной теорией.
Для нас Буфер и наблюдаемый мир – это два разных фазовых состояния творящего сознания. Это как пар и присутствующий в нем конденсат – капли воды. Обе реальности увязаны в единое целое Действительностью, но проявляют себя как самостоятельные образования с только им присущими свойствами. Из того, что наш мир и Буфер составляют разные реальности, следует, что наблюдаемый мир не является прямым пространственным и физическим продолжением Буфера. Это принципиально разные среды. Нельзя непрерывно продолжать свойства Буфера в наш мир, точно так же, как нельзя продолжать свойства нашей реальности в Буфер. Пар живет по законам характерным для газов, капли воды – по законам характерным для жидкостей. Буфер – это другая реальность, отгороженная от нашего мира, и поэтому число присущих ему пространственных измерений так же напрямую никак не связано с нашей реальностью.
В отличии от нашей модели, в струнной теории дополнительные измерения у частицы – это как очень маленькие рожки у улитки, которые не способен увидеть естествоиспытатель. Но хотя и маленькие, рожки всегда остаются частью улитки, ее естественным продолжением в той реальности, где живет сама улитка. У нас улитка и рожки разделены, принадлежа разным реальностям. Совсем, как улыбка чеширского кота, существовавшая отдельно от ее хозяина. Приведенные отличия определяют разницу во взглядах на место многомерных образований в Действительности, и эти отличия носят принципиальный характер.
Наша модель Действительности позволяет понять причины эффективности струнной теории и одновременно указать на скрытые в ней резервы. В Буфере мы имеем многомерную непрерывную волновую среду. Если бы мы задались целью создать математическую Буфера, то для этого, как нельзя лучше, подошло бы уравнение, описывающее состояние многомерной струны. Многомерная струна, корректно моделирующая непрерывную компоненту Действительности, определяет успешность всей теории.
Теория суперструн, представив частицу в виде многомерной волны, позволила объяснить многое. Но при этом частица, как была, так и осталась объектом, обладающим исключительно волновыми свойствами, как в многомерном, так и в наблюдаемом трехмерном пространстве. Это значит, что и в опытах одна отдельная частица должна проявлять свойства типичные только для волны. Но в опытах отдельная частица регистрируется только, как корпускула, хотя и ведет себя по законам волны. И здесь мы опять возвращаемся все к тем же, детально проанализированным в предыдущих публикациях парадоксальным ситуациям: проблеме корпускулярно-волнового дуализма и редукции волновой функции.
Наша картина Действительности позволяет преодолеть эти трудности. У нас Действительность – это не только непрерывный Буфер, но и трехмерный дискретный наблюдаемый мир. Наша реальность уже не соответствует тому, что описывает уравнение колебания струны. В нашем мире более уместны уравнения, ориентированные на описание переноса корпускул. Чтобы прийти к более адекватной математической модели Действительности, с наших позиций, в ней необходимо отделить Буфер, вполне сопоставимый с пространством дополнительных измерений в теории струн, от наблюдаемого трехмерного мира. В этой гипотетической модели Действительности наша реальность должна предстать в виде дискретного отображения непрерывного базового начала – Буфера. При этом функции связующего звена между двумя компонентами Действительности остаются за носителями фундаментальных взаимодействий, мерцающих между двумя реальностями. Одним из таких носителей является фотон. В этом случае теория пришла бы к картине двухкомпонентной Действительности, в которой сосуществуют взаимодействующие между собой трехмерная дискретная реальность и многомерная непрерывная среда, обладающая волновыми свойствами и порождающая частицы - материальную основу наблюдаемого трехмерного мира.
Многомерные модели теории суперструн в значительной степени обусловили появление представлений, в которых наблюдаемая Вселенная является трехмерным многообразием - браной, существующей в многомерном пустом пространстве /3…4/. Есть варианты теории, которые допускают существование сразу нескольких бран, обладающих разными свойствами. Их пересечение, предполагающее наличие взаимодействий между бранами, образует наблюдаемый мир.
Так же, как и сама струнная теория, представления о бранах вполне сопоставимы с нашими воззрениями. Так, например, каждую из бран вполне можно сравнить с одним из миров. В рамках этого сравнения бран и миров, как говорит субъективный эксперимент, должно быть шесть. Но есть и принципиальное отличие. Оно состоит в следующем. Предполагается, что браны погружены в пустое пространство. У нас это не так. Субъективный опыт говорит о существовании волновой многомерной среды - Буфера, которая порождает миры, и в которой существуют миры. Буфер связывает миры в с0истему, не требуя от них пересечения на уровне физических взаимодействий. Но и для «пустоты» в нашей картине Действительности также есть место. Ее роль вполне подходит для Абсолюта Света. Будучи абсолютно нейтральным и потому принципиально ненаблюдаемым в эксперименте, Абсолют Света вполне можно отождествить с пустотой, в которую погружен Буфер вместе с мирами-бранами.
Нельзя в очередной раз не признать наличие массы схожих взглядов по ключевым моментам. Вряд ли они случайны. По мнению автора, такая схожесть подтверждает точку зрения, в соответствии с которой субъективный эксперимент может служить источником столь же достоверной информации, как и эксперимент приборный. При этом оба вида опытов должны не конкурировать, но дополнять друг друга, поставляя данные, относящиеся к различным срезам Действительности. Приведем пример.
Одна из основных проблем современного естествознания состоит в том, что, позволяя создавать множество весьма правдоподобных математических моделей, оно не в силах отделить «зерна» от «плевел» - из множества математических конструкций выбрать ту, которая реализована в наблюдаемом мире. Это в полной мере относится к упоминавшейся выше теории струн и представлениям о бранах. Для определенного и обоснованного выбора параметров моделей теоретикам не хватает данных, которые может дать объективный приборный эксперимент. Складывается впечатление, что наблюдаемая реальность в принципе не способна сказать о себе столько, сколько требуется для того, чтобы на языке математики однозначно описать фундаментальные основы наблюдаемого мира.
С точки зрения автора, причина подобных трудностей очевидна и заключаются в том, что Действительность не исчерпывается наблюдаемым миром, а является многокомпонентным образованием. Судя по результатам субъективных экспериментов, наблюдаемая реальность – это только надводная часть Действительности, тогда как остальные ее составляющие спрятаны «под водой» - в других реальностях, к которым не может прикоснуться приборный эксперимент. В этой ситуации любая попытка адекватно описать основы нашего мира, не учитывая существование реальностей, которые ее породили и с которыми она образует физическую систему, гарантированно обречена на провал. Решение проблемы возможно только в рамках комплексного подхода, объединяющего оба вида экспериментов. Только субъективный эксперимент позволяет осознать наличие и свойства реальностей скрытых от непосредственного восприятия.
Если говорить о главной задаче субъективного эксперимента в процессе комплексного познания Действительности, то, с позиции автора, на настоящий момент ее можно сформулировать следующим образом. Результаты субъективных экспериментов должны войти в концептуальные части фундаментальных моделей, тем самым однозначно определив основные смыслы и содержание того, что дальше формализуется в математических конструкциях. В отдельных случаях можно рассчитывать на то, что субъективный эксперимент сможет доставить не только качественные, но и количественные оценки.
Выше мы сравнили собственные взгляды с точкой зрения, которой придерживается большинство физиков, но не все. Картину Действительности очень близкую к той, к которой пришел автор, предложил выдающийся современный физик, ученик Эйнштейна – Дэвид Бом /5/. Опираясь исключительно на объективные опыты, он пришел к тому, что кроме непосредственно наблюдаемого дискретного мира должна существовать скрытая от глаз и приборов непрерывная среда. Он назвал ее импликативным (скрытым) порядком. В этой терминологии наблюдаемая реальность получила название экспликативного (раскрытого) порядка, являющегося вторичным по отношению к порядку импликативному. По мнению Бома, частицы, из которых построена наша Вселенная, рождаются в импликативном порядке. При этом частицы, попав в наблюдаемый мир, не остаются в нем навеки, но постоянно совершают «прыжки» из одного порядка в другой. Бом пришел к выводу о том, что сознание – это более тонкая форма материи, лежащая в импликативном порядке. Он также заключил, что сознание присуще всему, а потому деление всего сущего на живое и неживое не имеет смысла.
Нельзя не увидеть явной схожести между взглядами Бома и нашей картиной Действительности, в которой наблюдаемая дискретная реальность вторична, являясь отображением глобального сознания - непрерывного Буфера, а обладающие сознанием частицы «мерцают» между реальностями. Очень важно, что столь нетривиальные результаты получены независимо и используя принципиально разные методы исследования: Бом отталкивался от объективных наблюдений, тогда как автор опирался исключительно на субъективные опыты.
Несмотря на то, что отправной точкой в умозаключениях Бома составили приборные опыты, он с огромным вниманием относился к проблеме осмысления возможностей и места субъективных экспериментов в процессе познания. Об этом говорит широко известная публикация, посвященная его диалогам с одним из великих современных эзотериков - Джиду Кришнамурти /6/. Для Кришнамурти, который в своих высказываниях ориентировался исключительно на субъективные оценки, существование непрерывного начала, которое он называет «разумом» и которое порождает наблюдаемый мир, является бесспорным фактом. Параллели между «разумом» Кришнамурти, импликативным порядком Бома и нашим Буфером – глобальным сознанием, очевидны и не требуют дополнительных комментариев.
Подводя итоги нашему весьма краткому обсуждению грандиозной проблемы поиска единых корней Всего, отметим, что результаты субъективных экспериментов не просто подтверждают идею единства мира и целесообразность усилий по созданию соответствующих физических моделей. Субъективные эксперименты предлагают вполне конкретную картину Действительности, наполненную качественными и количественными данными. Однако, для адаптации этих результатов к существующей научной парадигме, необходимо, как минимум, осознать Действительность в виде множества сосуществующих реальностей - миров, порожденных и ведомых в своем развитии сознанием.

Список литературы
1. Белс В. На перекрестке реальностей.
2. Белс В. Корпускулярно-волновой дуализм.
3. Рубаков В.А. Большие и бесконечные дополнительные измерения. - В жур. «Успехи
физ. наук», т.171,№9,2001г., с.913-938.
4. Рубаков В.А. Многомерные модели физики частиц. - В жур. «Успехи физ. наук»,
т.173,№2,2003г., с.219-226.
5. David Bohm, Wholeness and the Implicate Order (London: Routledge & Kegan Paul,
1980).
6. Окончание времени. Будущее человечества: беседы Джидду Кришнамурти с
Дэвидом Бомом. /Пер. с англ. – М.: Ганга, 2006. – 320с.








С уважением, ЯГУАР.
Tags: Велкор Белс
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments